Дробление бизнеса судебная практика

Дробление бизнеса ЕНВД

дробление бизнеса судебная практика

Налоговики посчитали, что компания создала схему, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды (на минимизацию налогообложения), посредством создания новых юридических лиц с целью не допустить превышения предельных размеров среднесписочной численности персонала, дающих право на применение спецрежима в виде уплаты ЕНВД. В итоге компании были доначислены налоги в рамках общей системы налогообложения. Существует ли способ избежать отрицательных налоговых последствий в случае расширения бизнеса и при этом остаться на «вмененке»?

Достаточно прошерстить арбитражную практику по налоговым спорам, чтобы понять, что ситуация, описанная во вступлении статьи, достаточно распространена в настоящее время. Но спешим обрадовать читателей: само по себе создание новых организаций — это право, закрепленное действующим законодательством.

В нем не содержится ограничений относительно количества регистрируемых физическими лицами организаций, учредителями которых они являются, не содержится в российском законодательстве также запрета на совершение хозяйственных операций между предприятиями, в состав участников которых входят одни и те же лица.

Таким образом, если налоговые инспекторы не представят неопровержимых доказательств, что создание новых организаций было осуществлено налогоплательщиком исключительно с целью получения налоговой выгоды, скорее всего, их решение о привлечении его к ответственности будет признано недействительным.

Рассуждения Пленума ВАС о налоговой выгоде

Еще в 2006 г. Пленум ВАС в Постановлении от 12.10.2006 N 53 в целях обеспечения единообразия судебной практики при оценке арбитражными судами доказательств обоснованности возникновения налоговой выгоды у налогоплательщика дал некоторые разъяснения.

Он рекомендовал судьям во главу угла ставить презумпцию добросовестности налогоплательщика: считать действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданными, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверными.

В то же время Пленум ВАС рекомендовал арбитражным судам учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

Поэтому, если арбитры установят, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано. Как результат, налогоплательщику могут быть доначислены налоги и штрафы.

Примечание. Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

В каких случаях налоговая выгода может быть признана необоснованной?

Когда же налоговая выгода может быть признана налоговиками необоснованной?

Выделим три основных эпизода, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды:

  1. если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом;
  2. если учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера);
  3. если налоговая выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности.

Арбитражным судам рекомендовано иметь в виду, что следующие обстоятельства, сами по себе не служащие основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, в совокупности и взаимосвязи с иными факторами косвенно могут указывать на то, что налоговая выгода, полученная налогоплательщиком, создавшим одну или несколько новых фирм и продолжающим применять спецрежим в виде уплаты ЕНВД, является необоснованной:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный или разовый характер хозяйственных операций;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций.

Анализируем арбитражную практику

Как показывает практика, налоговые инспекторы в стремлении пополнить казну за счет доначисления налогов и штрафов налогоплательщикам, применяющим спецрежимы, нередко усматривают в расширении последними бизнеса (открытии взаимозависимых предприятий с целью не допустить превышения предельных размеров среднесписочной численности персонала) налоговую схему по уходу от уплаты налогов, или, если выражаться профессиональным языком, получение необоснованной налоговой выгоды. На что же еще (кроме указанного выше) могут среагировать налоговики? Приведем несколько факторов из конкретных налоговых споров, говорящих, по мнению инспекторов, о присутствии налоговой схемы:

  • наличие у нескольких организаций в качестве учредителей и руководителей одних и тех же лиц;
  • использование взаимозависимыми предприятиями одного и того же имущества (помещений, оборудования, ККТ и т.п.), одних и тех же товарных знаков;
  • закупка товаров у одних и тех же поставщиков;
  • функционирование единой информационной справочной службы, предоставляющей потребителям информацию о наличии или отсутствии товаров, ценах на указанные товары и пр., у всей сети взаимозависимых предприятий (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2015 по делу N А56-67658/2014);

Источник: https://astbusines.ru/droblenie-biznesa-envd/

Дробление бизнеса в целях ухода от налогов: судебная практика от ФНС

дробление бизнеса судебная практика

Схемой «дробления» бизнеса пользуются крупные и средние предприятия. Таким образом они стараются избежать нежелательных проверок со стороны контролирующих органов, а главное, получить положенные небольшому бизнесу преференции в виде возможности снизить налоговую нагрузку.

Смысл в том, что малый бизнес использует специальные режимы налогообложения: упрощенную систему налогообложения (УСН) либо единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Налоговая нагрузка у них меньше, чем у более крупных предприятий, работающих по общей системе налогообложения.

При применении УСН организации и предприниматели (ИП) уплачивают 6 процентов от дохода либо 15 процентов от прибыли (доходы минус расходы), а также страховые взносы.

Эти ставки значительно ниже совокупных ставок налога на добавленную стоимость (18 процентов) и налога на прибыль организаций (20 процентов), которые применяют компании, и налога на доходы физических лиц (13 процентов), если речь идет об индивидуальном предпринимателе.

При этом Налоговый кодекс (НК) устанавливает определенные ограничения, при превышении которых субъекты малого и среднего бизнеса утрачивают право применять специальный налоговый режим УСН.

К таким ограничениям относятся: численность работников — она не должна превышать 100 человек, остаточная стоимость основных средств — не больше 150 миллионов рублей. Ограничение по доле участия других юрлиц установлено на уровне 25 процентов.

Лимит УСН по доходам, полученным за год, составляет 150 миллионов рублей. Если хотя бы один из перечисленных критериев не соблюден, налогоплательщик утрачивает право на применение УСН.

ЕНВД, который позволяет организациям и предпринимателям не исчислять выручку от продаж, а определять сумму налога от физических показателей торговых площадей, также имеет ряд ограничений. Среди них, например, есть и такое: для розничной торговли торговая площадь магазина не должна превышать 150 квадратных метров.

Стремясь воспользоваться преференциями, которые положены малым и средним предприятиям, владельцы крупных компаний «дробят» бизнес на несколько внешне самостоятельных организаций или ИП, чтобы их деятельность формально отвечала требованиям закона.

Как органы борются с разделением бизнеса

Искусственное разделение бизнеса на части приводит к тому, что бюджет недополучает большие суммы налогов, малый бизнес страдает из-за недобросовестной конкуренции со стороны более крупных игроков, а потребители вводятся в заблуждение: они покупают товары у номинальных организаций и предпринимателей, а не у реального продавца, что усложняет защиту их прав. Конечно, никто не отменял право налогоплательщиков использовать законодательные преференции по налогам для экономии средств. Однако между разрешенной законом оптимизацией и нарушающим нормы закона «дроблением» с целью получения необоснованной выгоды есть четкая грань.

Проявлением недобросовестности является создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Судебная практика, исходя из общих законодательных принципов, выработала этот подход уже давно. Теперь это зафиксировано и отдельной статьей 54.

1 НК «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

В последнем обзоре Верховный суд прямо указал, что если «видимость действий нескольких юридических лиц прикрывала фактическую деятельность одного хозяйствующего субъекта», налоговый орган может доначислить платежи «исходя из подлинного экономического содержания их деятельности путем консолидации доходов и исчисления налогов по общей системе налогообложения».

И в этой позиции нет ничего нового, практика преодоления таких злоупотреблений сложилась уже в большинстве регионов страны.

Уже даже Конституционный суд в июле прошлого года признал конституционными действия налоговиков по проверкам и привлечению к уплате недобросовестных предпринимателей в таких ситуациях, поскольку, как сказал суд, «налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну». Выводы Конституционного суда были подкреплены позициями Европейского суда по правам человека, который признал, что «попытки злоупотребления системой налогообложения должны пресекаться».

Важно и то, что было сразу отвечено на все претензии горе-оптимизаторов — «а что же вы не ловили нас раньше» и «где в законе термин «дробление бизнеса».

Конституционный суд также с использованием европейской практики указал, что «невозможно ожидать, чтобы законодательное положение описывало во всех подробностях все способы, с помощью которых данный налогоплательщик мог бы вводить в заблуждение налоговые органы».

Казалось бы, ситуация ясна. Однако некоторые налогоплательщики все еще используют схемы «дробления» бизнеса. А при возникновении обоснованных претензий налоговых органов пытаются доказать, что все законно.

Между тем польза деятельности налоговиков для экономики в целом совершенно очевидна. Никакие меры поддержки малого бизнеса не помогут, если «малышами» будут называться крупные состоявшиеся компании с сотнями миллионов и миллиардами оборотов.

Они просто не выдержат конкурентной борьбы. А за отсутствие конкуренции будут платить прежде всего потребители.

Показательные примеры «дробления» бизнеса

Центр притяжения данных схем, судя по последним публикациям и судебной практике, сложился на Дальнем Востоке.

Показательным был пример с сахалинским предпринимателем. Имея в собственности автозаправочную станцию и предоставляя ее в аренду организациям, применяющим УСН, он выступал поставщиком ГСМ.

При достижении установленного законом предельного объема выручки для льготного налогообложения (60 миллионов рублей) арендатор АЗС сразу же менялся, и схема работала заново до достижения предела выручки новым арендатором.

Решением налоговой инспекции предпринимателю было предписано заплатить налогов в 4 раза больше, чем предусмотрено для малого бизнеса (до налоговой проверки за два года он заплатил всего около 6 миллионов рублей при выручке всех подконтрольных лиц около 600 млн). Суды подтвердили правоту налоговиков.

Другая история развернулась на Камчатке. Инспекция ФНС по Петропавловску-Камчатскому обнаружила в работе компаний бизнесмена, владельца ООО «Автомир», признаки дробления. Бизнес с оборотом в 1,4 миллиарда рублей платил в бюджет всего около 6 миллионов рублей без учета зарплатных отчислений.

Следственное управление СК РФ по Камчатскому краю установило, что была создана схема дробления бизнеса путем переноса части доходов на взаимозависимые юридические лица.

А те, по мнению проверяющих, фактически занимались одним видом деятельности: торговали автотоварами одинакового ассортимента и представляли один бренд — «Автомир».

Использование схемы дробления подтвердилось и тем, что компания вела деятельность в одном месте, скидочные карты принимались во всех ее внешне независимых отделениях. Была даже единая кассовая зона, где можно было рассчитаться с любым «самостоятельным» продавцом.

Формальная самостоятельность и независимость друг от друга продавцов разбивалась при простом изучении структуры владения. Все компании осуществляли деятельность на одной территории, имели одних и тех же контрагентов, даже пользовались единым расчетно-кассовым центром.

«Автошина», «Автоцентр» и предприниматели значились арендаторами помещений в торговом центре, однако деньги за аренду почти не платили, поскольку единый финансовый поток концентрировался в руках одного руководителя.

Не возмещали они расходы и на содержание торгового комплекса, а также на рекламу и изготовление подарочных сертификатов и дисконтных карт, которые у всех компаний тоже были общие с «Автомиром».

По сути, все деление бизнеса преследовало одну цель: чтобы на каждую торговую точку приходилось не более 150 квадратных метров либо выручка не превышала 60 миллионов рублей.

В отношении владельца «Автомира» было возбуждено уголовное дело по статье «Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере», которое предусматривает наказание вплоть до лишения свободы на шесть лет. Предприниматель выразил протест, но проиграл суд сразу в трех инстанциях, а судебный акт, подтверждающий правоту ФНС, вступил в силу.

Источник: https://obugaltere.ru/droblenie-biznesa-v-celyax-uxoda-ot-nalogov-sudebnaya-praktika-ot-fns.html

Дробление бизнеса

дробление бизнеса судебная практика

Разделение предприятия на несколько более мелких субъектов хозяйствования само по себе не противозаконно. Но если налоговая служба выявит, что целью дробления бизнеса было только облегчение налоговой нагрузки, то к собственникам такой фирмы может быть применено наказание.

Что такое дробление бизнеса

Возможность дробления бизнеса для ухода от налогов возникла в тот момент, когда в налоговом законодательстве были прописаны правила применения специальных облегченных режимов налогообложения для малого бизнеса (УСНО и ЕНВД). Владельцы крупных и средних предприятий быстро поняли, что данные новшества представляют для них лазейку в законодательстве и предприняли дробление бизнеса на более мелкие субъекты хозяйствования.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Договор поручительства к договору подряда

Искусственное разукрупнение бизнеса для использования режимов налогообложения, предназначенных для малого бизнеса, является одним из методов «черной» оптимизации расходов предприятия. Оно порождает существенные проблемы и для самих предпринимателей, ведь управлять несколькими разрозненными фирмами труднее, чем единой структурой.

Схема дробления

Чтобы понять, что происходит на практике, необходимо уяснить главный принцип разукрупнения бизнеса: большое предприятие разделяют на несколько мелких, с меньшими показателями дохода, в результате чего они подпадают под упрощенную систему налогообложения (УСН).

Например, представьте себе торговое предприятие, которое занимается продажей консервированных продуктов. В какой-то момент его владелец решает разделить компанию на несколько более мелких фирм, одна из которых будет реализовывать мясные консервы, другая – рыбные, а третья – овощные. Такая схема незаконна, поскольку для дробления не было весомых оснований, и основная его основная цель – уменьшение налоговой нагрузки.

Судебная практика

Законодательство не ограничивает количество фирм, зарегистрированных на одно и то же лицо. Деление бизнеса также является допустимой по закону операцией, но только если оно имеет экономический смысл.

Важно! Основное условие, которое требуется для признания дробления бизнеса правомерным, это присутствие деловой цели.

К оправданным законом целям дробления относятся следующие:

  1. Обеспечение стабильного спроса на товар за счет отсутствия в составе цены НДС.
  2. Развитие специализации каждого из предприятий путем выполнения перспективного плана, который имеется в наличии.
  3. Физическая удаленность новых компаний друг от друга.
  4. Разделение предприятий по специфике деятельности (торговая, производственная и т. д.).

Стоит отметить, что стремление к уменьшению сумм налоговых обязательств тоже расценивается судом как деловая цель. Но она должна быть второстепенной.

Если же на первом месте стояло стремление сэкономить деньги за счет разницы налоговых обязательств, возникающих при общем и специальном режимах налогообложения, то суд может вынести решение о том, что налоговая выгода необоснованна, и владельцам придется нести ответственность за дробление бизнеса. Определение понятия «необоснованная налоговая выгода» можно найти в Постановлении №53 Пленума ВАС РФ.

Дополнительные особенности

Наличие экономического обоснования разукрупнения фирмы не означает, что у налоговой не будет к руководству компании никаких вопросов. Оказывается, что деловую цель можно скомпрометировать. Так бывает, когда дробление происходит в момент приближения показателей дохода к максимальному значению для УСН. Проще говоря, руководство предприятия, видя, что вскоре придется переходить на общий режим налогообложения, делит фирму на несколько более мелких компаний, чтобы обойти данную ситуацию.

В суде будет сложно доказать, что дробление в этот момент – чистое совпадение, и оно преследовало иную цель. И если убедить судью в этом не удастся, то вряд ли помогут какие-то другие аргументы.

Признаки незаконного дробления бизнеса

В 2017 г. ФНС совместно со Следственным комитетом России опубликовали письмо, где рассмотрены основные особенности дел, связанных с незаконным дроблением бизнеса. В документе отмечается, что привести точный список признаков, говорящих о применении формального разделения компании, невозможно, поскольку каждый раз необходимо рассматривать все обстоятельства, сопутствующие конкретному делу.

Вместе с тем, в данном обзоре указаны 17 признаков дробления бизнеса, которые говорят о применении руководством фирмы налоговых схем. Основные из них следующие:

  1. Специфика деятельности одинакова для всех новообразованных компаний. Виды деятельности могут и отличаться, но быть выстроенными в одну цепочку, например, производство продукции и ее продажа.
  2. У всех компаний одно и то же руководство, а в отношениях с государственными органами все хозяйствующие субъекты представлены одними и теми же лицами.
  3. У подконтрольных компаний нет собственных основных и оборотных средств.
  4. Показатели, от которых зависит право на применение упрощенной системы налогообложения, близки к граничным.
  5. Для одного из участников схемы единственным контрагентом (покупателем или поставщиком) является другой участник.
  6. Формально оформленные документы.

Если дробление предприятия было выполнено вопреки законодательству, то образовавшиеся компании будут иметь признаки единой структуры. В частности, помимо руководства, у них могут быть общими материальные запасы, персонал, финансовые ресурсы. Если разукрупнение бизнеса было проведено с целью сэкономить на налогах, то обычно все это остается общим. Во-первых, единой ресурсной базой проще управлять, а во-вторых, ее разделение ведет к увеличению затрат.

Проще всего для налоговиков выявить общие материальные ресурсы, поскольку они отражаются базе МТО. Нередки ситуации, когда для новообразованных компаний общим является все, от складских помещений до офиса и транспортных средств.

Еще один эффективный метод, который используют представители налоговой службы, — проанализировать кадровую политику предприятия. Классическая схема при махинациях с дроблением предприятия – когда одни и те же сотрудники работают сразу на несколько компаний по совместительству.

Если прочесть материалы, которые публикуют налоговая и ФНС о дроблении бизнеса, то станет ясно, что один из самых важных моментов при проверке – выявление махинаций с денежными средствами. Для незаконных схем характерны несколько моментов, связанных с финансами:

  • Денежные ресурсы находятся на счетах главной компании, остальные, подчиненные ей, денег не получают;
  • Счета всех фирм находятся в одной банковской организации, хотя это и менее значимый признак.

Незаметно со счета на счет деньги перебросить нельзя: эта операция отражается в банковских компьютерных системах, а потому представляет хорошую зацепку для налоговиков.

Централизованная система управления

Чтобы упростить для себя управление всеми зависимыми фирмами, руководство компаниями нередко оставляет одну централизованную систему управления для всех субъектов хозяйствования. Это сильно облегчает работу представителям налоговой: когда они обнаруживают признаки единого управления, это косвенно свидетельствует о применении налоговой схемы. К наиболее распространенным признакам общего управления относятся:

  • Общий телефонный номер и сайт.
  • Один юридический адрес.
  • Ведение налоговой отчетности разных фирм одним и тем же человеком на одном компьютере.
  • Единая политика ценообразования.

Аффилированность

С темой единого управления тесно связана аффилированность, то есть оформление предприятий на своих родственников, друзей, сотрудников. Это связано с тем, что привлечение в схему лиц со стороны чревато потерей части бизнеса.

Важно! Аффилированность рассматривается в суде как один из главных маркеров применения руководством фирмы налоговой схемы.

Чтобы избежать подозрений со стороны налоговой, предприниматели иногда обращаются к оформлению бизнеса на подставных лиц. Это еще больше усугубляет ситуацию: если суд докажет взаимосвязь между участниками, это еще не будет доказательством незаконного дробления предприятия. Если же выяснится, что руководитель одной из фирм лишь числится таковым, то это уже будет серьезным доводом для принятия решения не в пользу компании.

Источник: http://surzhyk.info/droblenie-biznesa/

Дробление бизнеса с точки зрения налогообложения и практики ВАС РФ

Светлана Болдинова, налоговый консультант.

Среди множества способов оптимизации налогообложения одним из наиболее популярных (и при этом одним из самых сложных и опасных) является так называемое дробление бизнеса. С точки зрения закона дробление бизнеса может иметь следующие формы:

  • реорганизация юридического лица (ст. 57 ГК РФ) в форме разделения или выделения;
  • регистрация новой организации с передачей ей каких-либо активов, имущества и т.д.

Естественно, при таком делении неминуемо возникают налоговые последствия.

Рассмотрим их более подробно.

Реорганизация юридического лица в форме разделения/выделения

В случае реорганизации юридического лица в форме разделения/выделения нередко возникает ситуация, когда вновь созданные организации (или одна из них) приобретают право на применение специальных налоговых режимов.

При этом новые юридические лица зачастую создаются именно с таким расчетом, чтобы соответствовать требованиям, установленным Налоговым кодексом РФ (далее по тексту — НК РФ) для перехода на специальные режимы налогообложения. Соответственно, налоговые поступления в бюджет от компаний, образовавшихся в результате реорганизации, значительно ниже, чем от ранее существовавшего налогоплательщика.

Действительно, при обычном режиме налогообложения организация-налогоплательщик уплачивает в бюджет как минимум НДС, налог на прибыль и налог на имущество, а при применении специальных налоговых режимов речь пойдет лишь об одном из двух вариантов:

  • единый налог на вмененный доход (далее по тексту — ЕНВД), что составляет 15% от вмененного дохода;
  • применение упрощенной системы налогообложение (далее по тексту — УСНО) с объектом налогообложения «доходы» и ставкой 6% или с объектом налогообложения «доходы минус расходы» и ставкой 15%.

Снижение налоговой нагрузки налицо. Собственно, именно поэтому дробление бизнеса признается одним из законных способов оптимизации налогообложения. При этом, однако, необходимо учитывать, что данный способ оптимизации налогообложения доступен далеко не всем компаниям. Так, применение ЕНВД возможно только для тех налогоплательщиков, виды деятельности которых указаны в закрытом перечне соответствующих видов деятельности в п.

Схемы дробления бизнеса (судебная практика). Письмо ФНС России от 11.08.2017 № СА-4-7/15895@

2 ст. 346.26 НК РФ. Одновременно среднесписочная численность работников у таких организаций в соответствии с пп. 1 п. 2.2 ст. 346.26 НК РФ не должна превышать 100 человек. Для применения УСНО необходимо, чтобы доход организации налогоплательщика по итогам 9 месяцев текущего года не превысил 45 млн. руб.

То есть для крупных компаний с большими оборотами данный способ оптимизации определенно недоступен. Однако средние компании (в большинстве случаев торговые организации, организации общественного питания и т.д.

) в состоянии вписаться в достаточно жесткие требования НК РФ, предъявляемые законодателем для применения специальных налоговых режимов, и, соответственно, активно используют дробление бизнеса в качестве инструмента для значительного снижения налоговой нагрузки.

Такая ситуация не может не вызывать пристального интереса со стороны налоговых органов. Не зря на сайте ФНС России (http://www.nalog.ru/kontr_func/) выделены следующие два вида характерных нарушений законодательства о налогах сборах:

  • необоснованное применение специальных налоговых режимов (УСН) путем применения схем дробления бизнеса;
  • необоснованное применение специальных налоговых режимов (ЕНВД) путем применения схем дробления бизнеса и минимизации налоговых платежей.

Таким образом, в случае образования в результате дробления бизнеса нескольких компаний, которые будут применять специальные налоговые режимы, существует значительный риск того, что налоговый орган оценит соответствующее дробление негативно.

С чем это связано? Дело в том, что в связи с изменением налоговой нагрузки у вновь созданных компаний по сравнению с ранее существовавшей налоговый орган может поднять вопрос о возникновении у соответствующих юридических лиц необоснованной налоговой выгоды.

Источник: https://printscanner.ru/droblenie-biznesa-envd/

Подозрительные признаки

Налоговая выгода — уменьшение налогов: вычеты, налоговые каникулы, уменьшение доходов на расходы на упрощенке.

Необоснованная налоговая выгода — незаконное уменьшение налогов: фиктивные расходы, работа с фирмами-однодневками.

В Налоговом кодексе нет четких указаний, когда можно дробить компании, а когда — нет. Получается, компании не знают, когда работают законно, а когда налоговая заподозрит необоснованную налоговую выгоду. Опираться можно на судебную практику, но она тоже неоднозначная.

Налоговая говорит, что все сделки должны быть связаны с целями деятельности компании. Это означает, что владелец может открывать сколько угодно ИП и ООО, если это полезно для его бизнеса: так он больше заработает, привлечет инвесторов или работать будет удобнее. Плохо, если он дробит бизнес специально, чтобы снизить налоги.

У владельца две компании. Одна — производит мебель, другая — ремонтирует мебель. Производителю выгоднее работать на основной системе налогообложения, а ремонтной мастерской — на ЕНВД. У них разные клиенты и разные источники доходов. Налоговая такие компании обычно не трогает.

Письмо налоговой о дроблении бизнеса с разбором судебной практики — на сайте Гаранта

Есть и другие схемы. В августе 2017 налоговая выпустила письмо и обозначила признаки, по которым будет ловить компании за дробление бизнеса. Вот, как признаки настораживают налоговую:

  • производственный процесс разделился между разными компаниями, которые работают на упрощенке или ЕНВД. То есть компания могла платить налог на прибыль и НДС, но разделилась и теперь платит 6% с дохода или ЕНВД;
  • после дробления выручка и налоги компаний снизились или не изменились;
  • владелец бизнеса, участники бизнеса и их сотрудники стали больше зарабатывать;
  • компании занимаются одной деятельностью. Например, обе ставят пластиковые окна;
  • компании разделились перед расширением бизнеса;
  • одна компания списывает расходы за счет услуг другой компании. Например, раньше компания производила и отвозила товар покупателям сама. Она работала на общей системе налогообложения. Потом владелец открыл еще ИП, заключил между своей компанией и ИП договор на перевозку. Получается, он заключил договор с самим собой. С такой схемой он заплатит меньше налогов;
  • компании взаимосвязаны: у них один директор, между директорами есть родственные связи или в компаниях работает один и тот же бухгалтер;
  • общий персонал;
  • одни и те же вывеска, сайт, адрес, кассовая техника, терминалы, айпи-адрес;
  • общие покупатели;
  • счета в одном банке;
  • одна компания — поставщик для другой;
  • бухучет, кадровый учет, подбор персонала, юридическое сопровождение ведут одинаковые партнеры;
  • компании почти подошли к предельным значениям для спецрежимов налогообложения. Например, доход почти достиг 150 млн рублей, и тогда компании разделились;
  • у компаний после разделения снизились рентабельность и прибыль;
  • компаний две, но в сделках от обоих компаний выступает один и тот же человек.

Взаимозависимые компании — в статье на Деле

По одному признаку нельзя сказать, что компании дробят бизнес, чтобы не платить налоги. Налоговая устроит проверку и будет собирать как можно больше доказательств. Проверит не только бумаги и сделки разделившихся компаний, но еще их поставщиков и покупателей.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Товарный чек для ип без кассового аппарата

    Давайте опять к Стройбилдингу. Вот, с какими доказательствами незаконного дробления налоговая пошла в суд:

  • все компании были взаимозависимыми. То есть они могли договариваться о сделках и влиять на их результат;
  • Стройбилдинг мог и один справиться со всеми работами, но привлекал фиктивные компании, чтобы разделить между ними доходы и платить меньше налогов;
  • все компании зарегистрировались по одному адресу, собственником здания был заказчик — Тверьстрой. В один момент все компании, кроме Стройбилдинга, перерегистрировались на другой адрес;
  • в компаниях работал один и тот же персонал. В Стройбилдинге они работали на постоянке, а в других компаниях — по совместительству;
  • кроме оплаты труда и НДФЛ у компаний не было других расходов, которые обычно бывают, когда компании ведут реальную деятельность.

Суд Стройбилдинга длится с 2015 года. Пока суд на стороне налоговой, но дело не закрыто.

Дробление без наказания

Налоговая часто выигрывает дела, но не всегда. Компании ничего не грозит, если она докажет, что:

  • разделила бизнес, потому что так выгоднее работать. Например, одна компания занимается только оптом, там удобно работать с НДС, другая — розницей, там выгодно на ЕНВД;
  • компании занимаются разной деятельностью. Одна закупает металл, другая производит из него котлы;
  • в компаниях работают разные сотрудники;
  • у компаний разные клиенты и источники доходов;
  • после деления бизнеса у компаний сократились затраты.

В законе нет ограничений, сколько компаний могут открывать учредители. Нет нарушения, если компании с одинаковыми директорами работают на упрощенке или оказывают друг другу услуги. Компании могут работать вместе, если это помогает бизнесу.

Компании «Газетный двор» удалось доказать, что она разделила бизнес с пользой.

Компания «Газетный двор» производила полиграфию и мешки. Налоговая потребовала у нее доплатить налог на прибыль, ЕСН, НДС и НДФЛ. Оказалось, компания разделила производство вместе с компаниями «Центр дизайна и полиграфии» и «Полиграфия плюс». Они вместе работали на упрощенке.

Газетный двор, Центр и Полиграфия работали в одной сфере, в одном помещении, сотрудники и имущество были общими и учредитель тоже.

Налоговая доказывала, что «Газетный двор» разделила бизнес, чтобы оставаться на упрощенке. Без деления она давно бы дошла до оборота в 150 млн рублей и потеряла бы право на упрощенку. Налоговая посчитала такую схему незаконной.

Суд встал на сторону компании:

— учредитель создал компании в разное время;

— компании работали самостоятельно, заключали договоры с разными контрагентами и платили налоги;

— они работали в одном здании, но самостоятельно платили за аренду по разным договорам;

— зарплату начисляла каждая компания отдельно.

Суд признал, что нет доказательств, что компании разделились, чтобы не платить налоги. Наоборот, каждая платила налоги и вела деятельность. Налоговая и суд не вправе указывать компаниям, какую деятельность вести и какие решения принимать.

    Нет ничего страшного, если у вас несколько компаний с разными системами налогообложения. Главное — доказать налоговой, что каждая из компаний работает самостоятельно и разделение было нужно, чтобы работать удобнее и выгоднее. Приготовьте:
  • договоры аренды компаний. Важно, чтобы каждая платила аренду за свой офис самостоятельно;
  • трудовые договоры с сотрудниками;
  • выписки со счетов, где видно, что каждая компания работает со своими клиентами и поставщиками, отчисляет деньги в налоговую и платит сотрудникам зарплату;
  • бухгалтерскую и налоговую отчетность;
  • обоснование в свободной форме, для чего разделили бизнес и почему применяете разные системы налогообложения.

Обычного этого хватает, чтобы налоговая не предъявляла претензий. Посмотрите, подозрительна ли ваша компания для налоговой, или нет. Вот пример.

Внушает доверие

Компании работают в одной сфере, но делят участки. Одна делает каркас мебели, другая — натягивает на каркас ткань.

Компании работают в одной сфере, но с разными процессами. Одна — производит новую мебель, другая — ремонтирует старую.

Компании работают в одном здании. Всю аренду оплачивает одна из компаний.

У каждой компании свой договор на аренду.

Доходы компании стали подходить к 150 млн рублей — лимиту по упрощенке. Владелец открыл еще одно ООО, чтобы не переходить на общую систему и не платить больше налогов.

Владелец открыл несколько компаний в разное время, это не было связано с лимитами по доходам.

У компаний одни и те же клиенты.

Производитель мебели работает с магазинами, ремонтная мастерская — с физическими лицами.

Если выполнить все требования, это еще не значит, что налоговая не станет проверять компанию, но риск будет меньше.

Источник: https://delo.modulbank.ru/all/division

Дробление бизнеса как способ налоговой оптимизации в 2019 году

дробление бизнеса судебная практика

Гражданское законодательство сохраняет за хозяйственными обществами полную свободу в определении собственной структуры. Компании могут регистрировать филиалы, создавать дочерние предприятия, проводить реорганизацию с выделением многочисленных фирм, сливаться или разделяться. Дробление интенсивно развивающегося бизнеса – естественный процесс. Усложнение коммерческих взаимосвязей считается признаком успеха. Другое дело, когда ООО прикрывает схемами попытки налоговой оптимизации. 

Распространенные схемы дробления бизнеса

Несмотря на негативную окраску, оптимизаторы не спешат отказываться от своих методов. Механизмы модифицируют с учетом судебной практики и подходов налоговых органов. В некоторых случаях разделение ООО на две и более коммерческие структуры оказывается эффективным решением. Инспекциям не удается доказать извлечение необоснованной выгоды.

Тип схемыКраткое описаниеПримеры дробления бизнеса из судебной практики 2017–2019 гг.
Незаконные механизмы Наиболее рискованными являются схемы, описанные в методических материалах налоговой службы. Инспекторы хорошо с ними знакомы, а алгоритмы доказывания сформированы. Так, к доначислениям приведут схемы с номинальным делением выручки, численности персонала, площади торговых помещений. Подробное описание в письме № СА-4-7/15895@ от 11.08.17 нашли механизмы номинального разграничения деятельности. В качестве примера приведем дело А60-36784/2013. Акционерное общество производило и продавало молочные продукты. Объем выручки не позволял использовать специальные режимы. Пытаясь снизить налоговую нагрузку, оптимизаторы зарегистрировали несколько фирм. Все организации были выведены на УСН. Формально предприятия занимались розливом молока. Акционерное же общество считалось поставщиком сырья и торговым агентом. В суде было установлено отсутствие у компаний собственных специалистов. Персонал оформили во вновь созданные фирмы простым переводом. Кроме того, приемка молока осуществлялась в одном помещении. Суды сделали вывод об отсутствии деловой цели дробления бизнеса. В итоге обществу начислили налоги на имущество, прибыль и НДС. В праве применения УСН было отказано.
Рискованные комбинации Применение схем этой категории грозит длительными судебными разбирательствами. Суть механизмов не меняется. Оптимизаторы берут за основу традиционное дробление бизнеса, но тщательно маскируют признаки злоупотребления. Перед тем как оптимизировать налоги, выстраивают четкую систему взаимоотношений между ООО и контрагентами. Каждую операцию документируют, а финансовые потоки обособляют. Большое внимание уделяют первичной отчетности. Избежать доначислений в случае выездной проверки не получается. Для переквалификации сделок инспекторам достаточно установления взаимозависимости сторон и мелких недочетов (противоречий в первичной отчетности, ошибочных формулировок в платежных поручениях, отсутствия приемочных актов и пр.). Однако отстоять свои позиции в государственных арбитражах вполне реально Примером модернизированной схемы может служить дело № А19-18267/2018, рассмотренное 4ААС во второй половине февраля 2019 года. Являясь единоличным учредителем ООО «Братская книга», гражданин зарегистрировал индивидуальное предпринимательство. Общество применяло УСН с объектом «доходы за вычетом расходов». Несколько лет коммерсант-учредитель продавал фирме печатную продукцию. Он являлся единственным поставщиком товара. Компания же занималась розничной реализацией. Впоследствии налогообложение решили оптимизировать. Между предпринимателем и организацией заключили договор комиссии. Выручка от продажи печатной продукции перестала считаться доходом ООО «Братская книга». Под обложение попадало только комиссионное вознаграждение. Налоговая инспекция проанализировала отношения и переквалифицировала договор. Выручку признали доходом общества. Поскольку обороты превысили установленный законом предел, право на применение УСН было утрачено. Компании начислили налог на имущество, добавленную стоимость и прибыль. Отстаивать правоту фирме пришлось в двух инстанциях. Налогоплательщику потребовалось представить всю документацию по сделке, раскрыть структуру бизнеса. Организацией для налоговой тяжбы были составлены сотни документов, привлечены юристы. Служители Фемиды исследовали счета-фактуры, приемочные акты, текст договора. В результате решение было принято в пользу компании. Доказать формальный характер сделки инспекции не удалось. Однако считать спор завершенным нельзя. Вполне вероятно, что дефекты первичной отчетности станут причиной поражения налогоплательщика в кассации или надзоре
Легальные решения Ни одна из схем оптимизации фискальной нагрузки за счет дробления бизнеса не может считаться законной. Однако под определение налогового преступления не попадают классическая реорганизация, создание филиальной или представительской сети, учреждение дочерних компаний. Условием легальности механизмов является самостоятельная деловая цель. Дробление должно быть обусловлено потребностями производства, необходимостью освоения новых ниш рынка, стратификацией и т. д. Классическим примером законного дробления бизнеса стало дело А60-40529/2011. Хозяйственное общество «Металлургсервис» создало дочернее предприятие для организации общественного питания. Новую фирму вывели на специальный режим налогообложения – ЕНВД. Посетителями кафе являлись работники «Металлургсервис». Инспекция обвинила завод в уклонении от налогов. Суд контролеров не поддержал. В постановлении № 15570/12 коллегия ВАС РФ отметила самостоятельность деятельности каждого участника. После создания «дочки» материнская компания не занималась общественным питанием. Активы и капиталы были реально обособлены

Чем грозит незаконное дробление бизнеса

Реализация нелегальных и сомнительных схем может привести к краху коммерческого проекта. Стандартным сценарием становится начисление недоимок, пени и штрафов по итогам выездной проверки. Вышестоящие инстанции отклоняют административные жалобы, а дело передается на рассмотрение государственного арбитража. Если оспорить выводы инспекции не удается, задолженность приходится погашать в полном объеме. Неспособность выполнить обязательства приводит к банкротству.

Ярким примером такого развития событий является история ЗАО «Ныдинское». Руководство объединения не учло налоговые риски дробления бизнеса. Результатом неудачной оптимизации стал судебный процесс А81-1044/2016. Разбирательство завершилось поражением компании.

Кассация Западно-Сибирского округа подтвердила действительность решения инспекции в основной части (постановление от 26.12.17). Погасить недоимку фирма не смогла.

Впоследствии именно налоговая служба обратилась в арбитраж Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о банкротстве организации (А81-10004/2018).

Ожидаемыми последствиями нарушения правил дробления бизнеса становятся и уголовные дела. Преследование по ст. 199 УК РФ грозит:

  • непосредственным руководителям организации;
  • главному бухгалтеру;
  • учредителям;
  • иным контролирующим компанию лицам.

Условием возбуждения дела становится уклонение от налогов (сборов) за 3-летний период на сумму 5 миллионов рублей. Доля недоимки должна составить ¼ от совокупных обязательств фирмы перед бюджетом или государственными фондами. Уголовное преследование грозит также в случае достижения общей задолженностью 15 миллионов в отечественной валюте.

Источник: https://newfranchise.ru/baza_znaniy/ooo/droblenie-biznesa-kak-sposob-nalogovoj-optimizatsii

Дробление бизнеса: вопросы налоговой практики — Право на vc.ru

дробление бизнеса судебная практика

Несмотря на то что понятие «дробление бизнеса» отсутствует в налоговом законодательстве, его содержание интересует и предпринимателей, и правоприменителей.

Постановка проблемы

Правомерность действий налогоплательщика зависит от «обоснованности» полученной им налоговой выгоды. Большое количество жалоб налогоплательщиков касается оценки этой обоснованности.

Налоговые споры становятся сложнее: это уже не просто борьба с фирмами-однодневками и уходом от платежей. В 2018 году тенденцией стали дела, связанные с дроблением бизнеса — по России их было больше ста.

В последние пару лет очень много конференций, семинаров и круглых столов посвящается дроблению бизнеса, поскольку эта тема сейчас является одной из ведущих в правоприменении. Официальную позицию по вопросам дробления бизнеса неоднократно высказывала и ФНС России.

Судебная практика

Разрешение споров, связанных с дроблением бизнеса, — яркая иллюстрация динамичности судебной практики в сфере налогообложения. 4 июля 2018 года Президиум Верховного Суда РФ разъяснил ряд вопросов, касающихся применения налоговых спецрежимов для малого и среднего бизнеса, в частности ключевые критерии для оценки правомерности «дробления».

Основной интерес для бизнеса представляют разъяснения, содержащиеся в пункте 4 Обзора, посвящённого вопросу дробления бизнеса: «Сам по себе факт взаимозависимости налогоплательщика и его контрагентов не является основанием для консолидации их доходов и для вывода об утрате права на применение упрощенной системы налогообложения данными лицами, если каждый из налогоплательщиков осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность».

В последние годы использование организациями общего бренда, одной клиентской базы, осуществление деятельности в одном помещении, взаимозависимость учредителей организаций могли быть расценены налоговыми органами и судами как доказательства, свидетельствующие о деятельности организаций как единого производственного комплекса с одной производственной базой и наличии в действиях налогоплательщика схемы уклонения от уплаты налога.

В то же время в других решениях суды приходили к выводу о том, что дробление бизнеса имело разумную деловую цель, а указанные обстоятельства не являются основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Разногласия судов разрешил Конституционный Суд РФ в определении от 4 июля 2017 года № 1440-О. О нём много говорят, и оно может иметь звание основного судебного акта по тематике дробления бизнеса.

Основанием послужила жалоба ИП Бунеева, возглавлявшего ООО «Мастер-Инструмент» и оспорившего положения НК РФ, которые, по мнению заявителя, позволяют правоприменительным органам включать в налоговую базу по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль организаций денежные средства, полученные не организацией-налогоплательщиком, а её контрагентами, формально обосновывая это дроблением бизнеса без установления взаимосвязи указанных лиц, без оспаривания совершённых ими сделок и фактически при отсутствии объекта налогообложения.

Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы Бунеева.

В особом мнении к указанному определению К.В. Арановский указал, что налоговые органы вменили уклонение от уплаты налогов только ООО «Мастер-Инструмент», признав «фиктивной» деятельность всех участников соглашения.

Вместе с тем при рассмотрении дела о банкротстве ООО «Мастер-Инструмент» суд посчитал, что материалы дела подтверждают реальность взаимоотношений между компаниями-участниками: «Это по меньшей мере ставит под сомнение выводы об имитации хозяйственной деятельности ООО “Мастер-Инструмент” с участием взаимосвязанных с ним лиц в судебной практике взаимозависимость участников сделки также сама по себе не дает оснований к признанию налоговой выгоды необоснованной».

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Ооо независимая оценка и экспертиза

Указанное мнение получило неоднозначную оценку исследователей и практиков.

Как уже говорилось, проблемы оценки судами обстоятельств дел о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса неразрывно связаны с оценкой обоснованности налоговой выгоды, которая рассматривается не как злоупотребление, а как схема уклонения от уплаты налогов.

При этом разграничение вариантов правомерной и неправомерной налоговой оптимизации не всегда возможно путём доказательства обстоятельств необоснованной налоговой выгоды.

Наличие или отсутствие доказательств совершения налогоплательщиком действий, подтверждающих их направленность на избежание уплаты налогов, имеет косвенное отношение к реальным намерениям и целям налогоплательщика: только сам налогоплательщик может знать, имелось ли у него намерение уклониться от уплаты налогов в отсутствие соответствующих оснований.

Позиция налоговых органов

ФНС России изложила своё видение общих признаков, свидетельствующих о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности в письме от 11 августа 2017 года.

Вместе с тем следует обратить внимание на то, что названные в документе признаки могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды (а могут и не свидетельствовать — тем самым указывается на необходимость целей и последствий применения тех или иных схем). К таким признакам могут быть отнесены в том числе:

  • дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;
  • применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;
  • налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;
  • участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и тому подобное);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;
  • фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами и прочее.

В еще одном письме от 16 августа 2017 года № СА-4-7/16152@ ФНС России изложила свою позицию, согласно которой необходимым элементом злоупотреблений должна быть волевая составляющая деяния, подкрепленная доказательствами, свидетельствующими об умышленном участии проверяемого налогоплательщика, обеспеченном, в том числе, действиями его должностных лиц и участников (учредителей), в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды.

Если умышленность действий налогоплательщика, направленных на неуплату налога, доказана, налоговые обязательства корректируются в полном объеме.

О чем можно говорить на сегодняшний день

Резюмируя, отметим следующее.

Учитывая рост количества судебных дел о необоснованных налоговых выгодах, полученных в результате применения схем дробления бизнеса, указанная проблема является одной из самых актуальных в современной налоговой правоприменительной практике.

Схемы с дроблением стоит рассматривать не как уклонение от налогообложения, а как злоупотребление правом. Кроме того, для обоснования вывода о применении налогоплательщиком схемы дробления бизнеса налоговому органу необходимо располагать доказательствами, однозначно свидетельствующими о совершении налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами умышленных согласованных действий, направленных не столько на разделение бизнеса, сколько на получение необоснованной налоговой выгоды.

Автор колонки — Карина Пономарева, кандидат юридических наук, специалист в области европейского и международного налогообложения.

#налоги #право

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/60383-droblenie-biznesa-voprosy-nalogovoy-praktiki

Дробление бизнеса как способ оптимизации налогообложения

дробление бизнеса судебная практика

В августе 2017 года предприниматели столкнулись с новым правовым ограничением. Вступила в силу статья 54.1 НК РФ, раскрывшая понятие «необоснованной налоговой выгоды».

Она, помимо прочего, и рассматривает отдельные способы структурирования предпринимательской деятельности в виде группы компаний с различными операционными функциями как пример деловой активности, направленной исключительно на занижение налогооблагаемой базы.

Судебная практика уже может предложить примеры, как можно и как нельзя дробить бизнес.

Что такое «дробление» бизнеса

В Письме ИФНС от 31.10.2017 N ЕД-4-9/22123@) в качестве одного из примеров искажения сведений о фактах хозяйственной жизни или объектах налогообложения, направленное на уменьшение сумм налогов (см. п.1 ст. ст. 54.1) приведено дробление бизнеса в целях использования специальных режимов налогообложения.

Оно признается ФНС агрессивным способом налоговой оптимизации, при этом, при наличии деловой цели реструктуризации бизнеса как такого эта форма оптимизации может быть признана добропорядочной.

Налоговая служба под «дроблением бизнеса» понимает сложившуюся практику делового оборота, в рамках которой для реализации единого производственного процесса, используется несколько юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, связанных между собой договорными отношениями. Некоторые или все из них используют в своей работе спецрежимы. Соответственно, возникает ситуация, когда:

  • если весь процесс находился бы в рамках одного юридического лица, оно не имело бы право на использование спецрежимов, например, его доход по правилам ст. 346.12 НК РФ превысил бы 112,5 миллионов рублей по итогам 9 месяцев или слишком большим стало бы число занятых на производстве;
  • общий объем налоговых поступлений в бюджет при искусственном разделении бизнеса на части снижается, так как эти компании используют спецрежим или другие налоговые льготы.

Внимание и ФНС, и судов к этой практике было достаточно большим, только ВС РФ уж более 10 раз рассматривал вопрос о допустимости такой схемы налоговой оптимизации.

Разрешенные формы дробления бизнеса

В мировой практике сутью разделение одного процесса на несколько компаний становится снижение уровня рисков.

Компании, на которые оформлены основные активы, отделяются от торговых и иных операционных, нередко сервисные подразделения – юридические, бухгалтерские, выводятся в отдельные юридические лица, которые оказывают услуги не только материнскому бизнесу.

ИФНС вряд ли предъявит претензии к налогоплательщику, если он сможет обосновать экономическую целесообразность такого дробления и самостоятельность каждого отдельного субъекта предпринимательской активности. Такими доказательствами могут стать:

  • наличие у компаний отдельных клиентов и объема работ, помимо участия в едином процессе бизнеса;
  • наличие документооборота между компаниями и с третьими лицами;
  • собственные юридические адреса.

Источник: https://SuitsInLaw.com/novosti/droblenie-biznesa/

Дробление бизнеса: судебная практика 2017

дробление бизнеса судебная практика

В 2017 году было обнародовано Письмо ФНС от 11.08.2017 № СА-4-7/15895 в котором налоговики обобщили судебную практику о схемах дробления бизнеса в целях ухода от уплаты налогов. Какие претензии налоговых органов были признаны судом обоснованными? Какие схемы применения УСН и ЕВНД судьи признали наиболее опасными? Когда налогоплательщикам удавалось доказать деловую цель дробления бизнеса? Давайте разбираться.

Актуальная проблема

Проблематика незаконного дробления бизнеса в последние годы очень актуальна. Использование специальных режимов (например, УСН и ЕНВД) крупными и средними налогоплательщиками через механизм искусственного «уменьшения» бизнеса, можно назвать самым востребованным из всего арсенала средств ухода от налогов.

Дробление бизнеса с юридической точки зрения не противоречит налоговому и гражданскому законодательству. Однако такое дробление, зачастую, преследует цель получить экономию в виде разницы в налоговых обязательствах, возникающей при применении специального и общего режима налогообложения.

Более того, когда крупный бизнес делится не несколько небольших предприятий, то налоговая выгода может быть признана необоснованной. Но для этого налоговикам требуется установить, что деловая цель такого дробления отсутствовала.

И тогда речь уже идет не о налоговой оптимизации, а об уходе от налогов

Дробление бизнеса выявлялось органами ФНС в самых разных сферах, например:

  • авто-бизнес (автошины);
  • общепит;
  • розничная торговля;
  • сфера ЖКХ;
  • сфера связи;
  • фармацевтическая отрасль;
  • аптеки;
  • электроэергетка;
  • строительство.

Свежая судебная практика: выводы

В законодательстве нет однозначного определения «дробления бизнеса». Более того, нет исчерпывающего перечня признаков дробления, которые бы свидетельствовали о том, что имеет место уход от налогов.

В связи с этим необходимо учитывать судебную практику по этому вопросу. Ведь только суд может однозначно установить цель разделения бизнеса.

Было ли дробление способом ухода от налогов и получения необоснованной налоговой выгоды? Может ли создание ряда организаций на УСН и ЕНВД поставить «под удар» добросовестных собственников?

ФНС в письме от 11.08.2017 № СА-4-7/15895 проанализировала судебную практику по вопросам получения необоснованной налоговой выгоды путем дробления бизнеса и пришла к выводу, что какого-либо исчерпывающего перечня признаков, свидетельствующих о формальном разделении бизнеса, нет. В каждом конкретном случае, выявляя такую недобросовестность, сотрудники ИФНС должны рассматривать всю совокупность обстоятельств.

Налоговики пришли к выводу, в качестве доказательства применения схемы дробления бизнеса могут использоваться следующие признаки:

  • дробление одного производственного процесса между несколькими лицами, применяющими спецрежимы (ЕНВД или УСН), вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль и налога на имущество организаций основным участником, ведущим реальную деятельность;
  • применение такой схемы дробления бизнеса, которая оказывает влияние на экономические результаты деятельности всех участников схемы (например, налоговые обязательства участников уменьшились или не изменились, при том что хозяйственная деятельность в целом расширилась);
  • несение расходов участниками схемы друг за друга;
  • создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей (численности персонала);
  • формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;
  • единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник либо поставщики и покупатели общие для всех участников схемы;
  • фактическое управление деятельностью участников одними лицами;
  • распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

В обзоре (письмо от 11.08.2017 № СА-4-7/15895), состоящем из 17 пунктов, рассмотрены дела, касающиеся налоговых схем с применением специальных налоговых режимов (дробление бизнеса); приобретения акций у материнской компании по стоимости выше цены сделок на бирже; уплаты НДС при приобретении муниципального имущества; взыскания излишне полученного имущественного вычета с граждан и др.

На что еще обращать внимание

Стоит заметить, что ни понятие «схема», ни «дробление бизнеса» не используются в Налоговом кодексе РФ. В связи с этим, на практике, ИФНС пытается квалифицировать полученную налогоплательщиком налоговую выгоду как необоснованную в соответствии с критериями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Применительно к схемам дробления бизнеса суды со ссылкой на Постановление № 53 проявлением недобросовестности налогоплательщиков считают создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Согласно п. 5 Постановления N 53 о необоснованности налоговой выгоды могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:

  • невозможности реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учета для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуются совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершения операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Существуют признаки, которые встречаются решениях ИФНС, но согласно правовой позиции ВАС РФ (п. 6 Постановления N 53) сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной, а именно:

  • создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции;
  • взаимозависимость участников сделок;
  • неритмичный характер хозяйственных операций;
  • нарушение налогового законодательства в прошлом;
  • разовый характер операции;
  • осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика;
  • осуществление расчетов с использованием одного банка;
  • осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций;
  • использование посредников при осуществлении хозяйственных операций.
  • Однако в совокупности и взаимосвязи с другими обстоятельствами они могут стать основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Рекомендуем помнить, что ключевым моментом при оценке обоснованности действий налогоплательщика, связанных с дроблением бизнеса, является отсутствие самостоятельной деятельности вновь образованных компаний, применяющих специальные налоговые режимы (УСН или ЕНВД).

Источник: https://buhguru.com/nalogovoe-plan/drobl-biznesa-ukhod-ot-nalogov.html

Дробление бизнеса енвд

дробление бизнеса судебная практика

Как результат, налогоплательщику могут быть доначислены налоги и штрафы.

Примечание. Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:

+7 (499) 653-60-72 доб. 987 (Москва)

+7 (812) 426-14-07 доб. 133 (Санкт-Петербург)

+8 (800) 500-27-29 доб. 652 (Регионы)

Это быстро и бесплатно!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: